Святые, чем более приближаются к Богу, тем более видят себя грешными. Любовь, бесстрастие и сыноположение одними именами различаются. Так и Слово Божие мягко, а сердце наше жестко; но если человек часто слышит Слово Божие, то сердце его отверзается к принятию в себя страха Божия. Антоний нашел башмачника и убедил его открыть, что есть особенного в его жизни. О последнем следует сказать, что, когда с нашей стороны не содействуют врагу возношение и пресыщение, то он не может часто повторять сего.

Добавил: Narn
Размер: 46.8 Mb
Скачали: 53152
Формат: ZIP архив

Истины Добротолюбия дорботолюбие письменами святых отцов, имевших ум богопросвещенный и сердце столь чистое, что многие из них еще при жизни, на земле, зрели Бога. Дивные умы и огненные сердца начертали Добротолюбие. Перстный, суетный человек только тогда приобретет эту жемчужину духа, войдет в чертог царственного пира, когда смиренно, сознав немощь ума своего, пятна и раны на сердце своем, с молитвою к Духу Святому раскроет страницы Добротолюбия.

Добротолюбие

Тогда только, при содействии огненного и очищающего Духа Божия, найдет перстный человек здесь, на земле: Есть добрртолюбие приятия жизни. Одно — и это у большинства — брать от текущего дня все, что только можно взять для тела приятного, услаждающего. Культ тела, поблажка персти, выраженная в извращенной философии Эпикура: Но не утрачена во всем человечестве и окончательно тоска по мирам иным, воспоминание об Эдеме, о богообщении; и суетный, перстный человек жаждет познания полной истины, ищет настоящей красоты, жаждет послужить подлинному добру.

В минуту просветления ясно представляется перстная жизнь как смена обманчивых снов.

Содержание

Входя в мир Добротолюбия, теряется осуетившийся человек. Как у вырвавшегося из душной, зловонной комнаты на чистый воздух, кружится у него голова, замирает сердце. Но опытные врачи душ — авторы Добротолюбия — ободрят его своим примером; поведут его на вершины духовные по пережитому ими, верному, богоначертанному пути.

А около этой спасительной лестницы сколько будет дивных охранителей, наставников, истинных друзей: Великие и непостижимые для ограниченного, плоского человеческаго ума догматы веры: Троице, искуплении мира Иисусом Христом, воскресении — богопросвещенными умами отцов Добротолюбия приоткроются слабому уму ищущего истины, и поразится он, как просто выразили отцы Церкви и отшельники Синая глубины веры христианской.

Почувствует читатель Добротолюбия сразу как, при этой простоте выражения слова погружены были умы и сердца его учителей в зрение тайн Божиих. Догмат будет принят как жизнь, а не отвлеченность. Настоящий труд — выборки из всех пяти томов Добротолюбия — возник по милости Божией трудами настоятеля Казанско-Богородицкого мужского монастыря в г. Харбине, отца архимандрита Ювеналия.

Добротолюбие избранное для мирян — читать, купить книгу онлайн

Отец Ювеналий совершил прекрасное и душеспасительное дело, собрав для всех доступного издания перлы Добротолюбия. Христианскому православному обществу остается апостольски продлить труд. Ювеналия — сделать этот томик Добротолюбия постоянным спутником жизни всякой души христианской.

Верующий же только, а не пребывающий в добротолбюие и самой той веры, которую кажется имеющим, не имеет. Он верует с некою легкостью ума, не нося в себе действенного отвеса устанавливающего его на едином преславной любви. Глубина веры, будучи водою забвения, не терпит, чтобы в нее смотрели или узревали любопытными помышлениями. Вера убеждает боримый ум прибегать к Богу и возбуждает его к дерзновению уверением в готовности для него всяких духовных дл надежда бывает для него енига обманчивою поручительницею за Божественную помощь, обещая истребление противных сил, а любовь соделывает его неудобоотторжимым от родственного сочетания с Божественным, даже и во время самой брани, прилепляя всю силу его расположения к вожделению Божественного.

Избранное для мирян

Ибо, если заповеди Божий есть свет, то явно, что без Божественного света остается тот, кто не исполняет Божиих заповедей, нося голословное, а не истинное Божественное звание. Святой Иоанн Лествичник пишет: По моему разумению, первая из них есть луч, вторая — свет, а третья — круг; все же они одно суть сияние и один блеск.

Страх Божий, собственно, не боязнь Бога, а боязнь отпасть от Бога и впасть в грехи и страсти. Другой — сопряжен с самою любовью, производя в душе благоговение, чтобы она от дерзновения любви не дошла до пренебрежения Бога. Тот страх, который порождается по причине прегрешений, под действием ожидания мук, — нечист, так как причиною имеет сознаваемый за собою грех и не пребудет навсегда, потому что вместе с отьятием чрез покаяние греха исчезает.

А тот, который и без этого боязливого беспокойства из-за грехов всегда стоит в душе, этот страх чист и никогда не отойдет, потому что он некако соприсущ Богу, как дань от лица тварей, проявляя собою естественное всем благоговеинство пред Его величием, превысшим всякого царства и силы. Имея внутрь себя страх Божий и нося непобедимое оружие веры, он силен бывает на все и может делать даже то, что многим кажется трудным и невозможным.

  БАТЫРШИН БОРИС КНИГИ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Он ходит среди них, как гигант среди обезьянок или лев среди псов и лисиц, уповая на Господа, твердостию мудрования своего изумляет их, ужасает смыслы их, поражая их словами премудрости, как жезлом железным. Добротобюбие многими слезами и трудами во чреве помышления зачатое намерение содевать спасение, возрастивши, рождает на земле сердца своего дух спасения, то есть решимость, и освободившись от мучений при мысли об аде и избавившись от стенаний под действием представления суда Божия, воспринимает в себя вожделение и радость будущих благ и сретается другинею-чистотою с целомудрием, кои длы любовью сочетавают ее с Богом.

С Богом же сочетавшись, душа ощущает неизреченную сладость и от сего с удовольствием уже и наслаждением проливает слезы умиления, чуждою делается сочувствия всему, что в мире, и как добротоллюбие в исступлении сущи, течет вслед Жениха-Христа, так взывая к Нему безгласным гласом: Возвести ми, Его же возлюби душа моя, где посети?

Жених же, введши душу в сокровищехранительницу сокровенных Своих тайн, делает ее созерцательницею существ творений с премудростию. Посему будем, если возможно, делать это дело столь же непрерывно, как непрерывно наше дыхание.

Ибо не по разности мест, но по степени дарований назвал обители многими. И никто не видит меры друга своего добротоллюбие высшего, так и низшего, чтобы, если увидит превосходящую благодать друга и свое лишение, не было это для него причиною печали и скорби. Там всякий по данной ему благодати веселится внутренне в своей мере. Вне же всех — одно зрелище и страна, и кроме сих двух степеней, добротоллюбие же одну страну горнюю, другую дольнюю, посреди же их разнообразие в разности воздаяний.

И этой смерти не следует бояться, а бояться надобно погибели душевной, которая есть неведение Бога.

Вот что ужасно для души! Жизнь есть соединение и сочетание ума духадуши и тела, а смерть есть не погибель этих сочетанных частей, а расторжение их союза, — все это Бог хранит и по расторжении.

Как из матернего чрева выходит человек, так из кеига душа выходит голою, и бывает иная чиста и светла, иная запятнана падениями, а иная черная от многих прегрешений.

Почему умная и боголюбивая душа, поминая и рассуждая о бедах и крайностях послесмертных, живет благочестиво, добротошюбие не быть осужденною добртоолюбие не подвергнуться. А неверующие не чувствуют и грешат, презирая имеющее быть там, безумные душою. Как исшедши из чрева, не помнишь того, что было во чреве, так, исшедши из тела, не помнишь того, что было в теле. Как из чрева исшедши, стал ты лучше и больше телом, так исшедши из тела чистым и нескверным, будешь лучшим и нетленным, пребывая на доброолюбие.

Смертные должны заботиться о себе, зная наперед, что их ожидает смерть. Ибо блаженное бессмертие бывает уделом преподобной души, когда она бывает доброю, и смерть вечная сретает ее, когда она бывает злою.

Помни, что юность твоя прошла, силы истощились, а немощи возросли и близко уже время исхода твоего, когда имеешь ты дать отчет во всех делах своих, и знай, что там ни брат не искупит брата, ни отец кинга избавит сына.

Всегда поминай об исходе из тела и не выпускай из мысли вечного осуждения; если будешь так поступать, вовеки не согрешишь. Добротолбюие можно видеть и то, как боголюбивая и верная душа, хотя многократно прежде была уязвлена грехами, не боится его нападений и угроз, а паче его является сильною в Господе, окрыляется радостию, воодушевляется мужеством, видя сопровождающие ее небесные силы и, как стеною, ограждающий ее свет веры, и с великим дерзновением взывает против злого диавола: Что тебе и нам, сверженный с неба и раб лукавый?

Не имеешь ты власти над нами; власть над нами и над всем имеет Христос, Сын Божий; Ему же согрешили, Ему и ответ дадим, имея ручательством милосердие Его к нам и спасение в Нем — честный Его крест. Ты же беги дальше от нас, окаянный! Да и один стыд осуждения как сокрушителен и убийствен! Жизнь же, собственно, есть Тот, Кто сказал: Сей, быв в смерти, паки возвел в жизнь мертвенного.

Страх геенны побуждает вводимых в сказанный путь новоначальных избегать греха; желание воздаяния благ придает готовности преуспевающим в делании добродетелей; а таинство любви восторгает ум превыше всего тварного, соделывая его слепым для всего, что после Бога. Господь умудряет, показывая ему Божественнейшее. Ищут некоторые из любящих до всего доходить, в чем будет состоять различие вечных обителей и обетованных наследий, — местом ли оно будет определяться или количеством и качеством духовных совершенств каждого?

И одним кажется — первое, а другим — второе. В них святые, исправившись чрез свободное самоумерщвление, соделали себя чуждыми и странными в этой жизни. Ибо, доблестно борясь с миром и плотию, и с исходящими от них восстаниями, и подавив из обоих их, по сочувствию чувства с чувственным, порождающее прельщение, они не порабощенным сохранили в самих себе достоинство души. Ибо, как бы во обладании сущи уповаемых благ, она оставляет его беспечально, с миром идя к Ангелу, свыше сходящему к ней с радостию и веселием, и вместе с ним беспрепятственно проходя воздушное пространство, никакому не подвергаясь нападению со стороны духов злобы, но в радости восходя с дерзновением и благодарными возгласами, пока достигнет поклонения Творцу, и там получит определение быть помещенною в сонме подобных ей кровных в добродетели, до общего воскресения.

  ПОСЕЛЯГИН ЧЕТВЕРТОЕ ИЗМЕРЕНИЕ 4 ВОЗВРАЩЕНИЕ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Кто имеет непрестанно помышление о смерти, тот острозорче, чем тот, кто не имеет его, замечая приражения демонов, удобно прогоняет их и попирает. Много, поистине, добродетелей совмещает в себе углубленная память о смерти.

Добротолюбие избранное для мирян читать онлайн, Автор неизвестен

Она есть родительница плача, руководительница ко всестороннему воздержанию, напоминательница о геенне, матерь молитвы и слез, страж сердца, источник самоуглубления и рассудительности, которых чада: В таком сердце зрится тогда борение и подвиг, выдерживаемые с крайним трудом.

И об этом-то вся забота у многих из борцов Христовых. Ибо пророк Давид поет: Благ Царствия, сущего внутрь нас, миролюбивое око не видело, добротоюбие честолюбивое ухо не слышало, и на сердце, лишенное Духа Святого, не восходило.

Они суть залоги благ, какие имеют быть дарованы праведным в будущем Царстве Христовом.

Кто не наслаждается здесь сими плодами Духа, тот не может сподобиться наслаждения ими и. Почему пребывает объят страхом, как бы был схвачен палачом немилостивым и влеком на место казни, не думая ни о чем другом, кроме страданий и терзаний, какие имеет претерпеть от мук в книго огне.

Добротолюбие, избранное для мирян

Это чувство мук хранится неизгладимо в сердце его дгбротолюбие, породившим его, и вместе с ним не дает ему заботиться о чем-либо человеческом, так как он всегда находится в таком состоянии, как бы был повешен на крест и чувствовал во всей силе болезни и страдания крестной смерти, — что и не попускает ему ни внимать лицу чьему-либо, ни думать о чести или бесчестии человеческих.

От всей души почитая себя достойным всякаго презрения и бесчестия, и внимания не обращает он на поношения и унижения, какие ему делают. А чьи дела тленны по веществу, каковые он, как бремя, на себя возложил, те, возгоревшись, сгорят и оставят его в огне ни книгм. Дела нетленные и пребывающие суть: А дела, в огне истлевающие, как для всех явно, суть: Все такие дела, и когда живет человек, разжигаясь похотью, тлеют вместе с ним, книра не сопребывают с ним, а быв истреблены огнем, делателя своего оставляют в огне на нескончаемую во веки веков муку.

Муки все в аду суть, по слову Писания: Будущие награды и наказания равно вечны, хотя иным это кажется. Одним Божественная Правда воздает вечную жизнь, а другим вечное мучение. Те и другие, добре или зле проживши нынешний век, воздаяние получат по делам; количество же и качество воздаяния определится добродетелями или страстями, навыком укоренившимися.

Как зачатки будущих благ сокрыто присущи в сердцах праведников и действуют духовно, как и внушаются, ибо Царствие Небесное есть добродетельное житие, как мучение адское — страстные навыки. Царствие Небесное подобно скинии богоданной, ибо и оно в будущем веке, подобно Моисеевой, будет иметь две завесы, из коих в первую внидут все освященные благодатию, — во вторую же только совершеннейшие. Многими обителями назвал Спаситель различные степени тамошнего состояния. Царствие одно, но многие имеет внутри себя различия, по различию имеющих внити в него в добродетели и ведении и в мере обожения.

В будущем веке, говорят, Ангелы и святые никогда не престанут преуспевать в приумножении дарований, стремясь все к большим и большим благам. Умаление же или прохождение от добродетели ко греху век оный не допускает. Оставим же путь широкий, ведущий в пагубу, и вступим на узкий, чтобы, потрудившись немного здесь, царствовать в бесконечные веки.

Потрудимся, всегда имея пред очами Грядущего судить живых и мертвых и непрестанно содержа в памяти вечную жизнь, нескончаемое Царство, ликостояние с Ангелами, пребывание со Христом.

Пойдем путем узким и тесным, любя сокрушение, чтоб пребывало в нас памятование смерти и чтобы освободиться нам от осуждения, ибо сказано: